Как первая телеграмма пробежала по океанскому дну?

Прокладка телефонного кабеля 1860

Прокладка телефонного кабеля 1860

Правда это или нет, но рассказывают, как некая дама, услышав, что между Европой и Америкой проложили телеграфный кабель, больше всего изумилась вот чему: каким-таким образом телеграммы, пройдя сквозь воды Атлантики, остаются… сухими?

Впрочем, следует извинить такую наивность, ведь в ту пору для многих людей теле¬граф еще оставался диковинкой. Но стоит только поближе познакомиться с обстоятельствами, при которых осуществлялся этот проект, и даже мы с вами, живущие в XXI столетии, удивимся. Правда, совсем другому…

Технические средства, которыми располагали авторы проекта, были еще весьма несовершенными. Множество разнообразных проблем пришлось разрешать буквально на ходу, проявляя чудеса изобретательности. Сами работы по прокладке кабеля потребовали огромного, титанического труда. Да к тому же людей, решивших связать телеграфной линией два континента, преследовало прямо-таки фантастическое, фатальное невезение; словно злая судьба нарочно вставляла палки в колеса!

Но, несмотря на все превратности, строители сумели довести свое дело до конца, и проведение телеграфной линии между двумя континентами стало для своего времени огромным достижением, даже своего рода техническим подвигом. И приобретенный при этом бесценный опыт дал возможность уже много легче и проще установить подводную телеграфную связь между другими материками.

Прежде всего надо было изготовить специальный, хорошо изолированный и защищенный от разъедающего действия морской воды подводный телеграфный кабель. Над такой проблемой, напомним, задумывался еще П. Л. Шиллинг. Что использовать в качестве защитного материала? В 40-х годах XIX века из сока некоторых тропических растений научились получать гуттаперчу — вязкое 12-Техннк     Ш эластичное вещество. Опыты немецкого изобретателя Вернера Сименса показали, что гуттаперча — замечательный изолятор. Сам же Вернер быстро спроектировал и построил специальную машину, способную покрывать провода оболочкой из гуттаперчи.

А в 1850 году другой изобретатель, Джон Брет, впервые изготовил специальный подводный телеграфный кабель. Он состоял из двух медных проволок диаметром 2 миллиметра, закрытых толстым гуттаперчевым слоем. Но такой кабель оказался несовершенным: медная проволока легко ломалась. Это показала первая же попытка связать телеграфом Англию и Францию.

А эта задача была крайне насущной. Ведь в то время, когда все европейские страны уже установили между собой телеграфную связь, островная Англия оставалась как бы на отшибе. Хоть и невелик пролив Ла-Манш, а по воздуху над ним телеграфный провод все равно не протянешь.

Правда, сам кабель проложить по дну Ла- Манша удалось без особых технических проблем. Сделал это тот же Джон Брет. Специально особым образом оборудовали судно «Голиаф» — погрузили на него огромную катушку с намотанными километрами кабеля. Заранее наметили предстоящий путь. Перед «Голиафом», показывая дорогу, шел военный корабль «Вигдеон». Уже через несколько часов кабельное судно достигло французского берега. Все это время с его борта шел обмен телеграфными сообщениями с береговой станцией в Англии. Но вскоре связь прекратилась: где- то на дне произошел обрыв кабеля…

Однако уже на следующий год телеграф надежно связал Англию с материком. Теперь по дну Ла-Манша был проложен новый кабель, более совершенный. Медных проволочек стало четыре, каждая в гуттаперчевой оболочке. Для прочности они были свиты в один канат с пятью круглыми просмоленными пеньковыми шнурами. Вдобавок кабель был обмотан двумя слоями пеньковых веревок, которые, в свою очередь, были перевиты десятью железными оцинкованными проволоками.

Такой кабель, разумеется, был несравненно толще и тяжелее, чем первый. Зато оказался работоспособным и надежным. Именно его вслед за тем с успехом использовали на подводных телеграфных линиях между Англией и Ирландией, Англией и Голландией, Швецией и Норвегией…

А в 1857 году пришел черед и трансатлантического телеграфного кабеля. Человека, решившего осуществить такой проект, звали Сайрес Филд. Джона Брета он пригласил сотрудничать в своем проекте.

В отличие от Брета был Филд не изобретателем и конструктором, а предпринимателем. Не скрывал того, что в первую очередь его интересуют коммерческие цели. Передавать телеграммы через океан — дорогое удовольствие, но необходимое многим, поэтому среди акционеров были крупнейшие банки и частные лица, в том числе и знаменитый английский писатель Уильям Теккерей. Трансатлантический кабель должен был принести огромные прибыли основанной Филдом «Компании по постройке и эксплуатации телеграфа».

По счастью, Сайрес Филд оказался человеком поразительно целеустремленным, наделенным железной волей, характером, мужеством, неспособным к унынию, не умеющим сдаваться, продолжающим борьбу даже тогда, когда кажется, что все уже потеряно. Будь на его месте кто-то другой, наверняка в какой- нибудь тяжелый момент он опустил бы руки, и проект был бы отложен на неопределенное время. Филд же — честь и хвала ему — сумел преодолеть все трудности. Сейчас мы убедимся, сколько же их выпало на его долю!

Трансатлантический телеграфный кабель состоял из 7 медных проволочек в гуттаперчевой оболочке. Они были обложены просмоленной пенькой и снаружи обвиты 18 шнурами из железных проволок. Казалось бы, все предусмотрено, но увы: многокилометровый кабель изготовили довольно быстро, всего за 4 месяца, и такая поспешность привела к тому, что он во многих местах имел брак. К сожалению, выяснилось это не на суше, а уже в океане.

Кабель повели в Атлантику от ирландского берега, работа началась 6 августа 1857 года. Корабли, несущие огромные катушки с кабелем, и вспомогательные суда провожали толпы репортеров. Поначалу все складывалось по плану: каждый час на океанское дно ложилось 2 километра кабеля, флотилия все дальше уходила в океан.

Но вскоре кабель оборвался; конец, соскочив со спускового колеса, ушел в глубину. Правда, его удалось поднять с помощью специального крюка-кошки и срастить обрыв. Но 5 дней спустя, в 300 милях от берега, кабель во время непогоды снова оборвался. На этот раз его уже не смогли извлечь и оставили на дне. Сайрес Филд, скрепя сердце, отдал приказ повернуть корабли назад. Первая неудача…

Перед новой попыткой весь кабель был тщательно осмотрен, места, которые казались ненадежными, вырезали и срастили каждый проводок заново. Разумеется, это потребовало поистине титанического труда.

Летом 1858 года флотилия Филда снова вышла в Атлантику. Теперь план был другой: начать прокладку кабеля как раз на середине океана. Соединив его концы, два корабля разошлись в разные стороны. Один двигался к Ирландии, другой — к Ньюфаундленду…

К середине августа противоположные берега океана и в самом деле были соединены телеграфной линией. 16 августа в Нью-Йорк пришла поздравительная телеграмма английской королевы Виктории. Казалось бы, победа уже одержана. И в Англии, и в Америке начались по этому поводу грандиозные торжества…

Однако в самом их разгаре в работе трансатлантического телеграфа проявились неисправности. Сигналы становились все более сбивчивыми. Наконец  1 сентября линия замолкла окончательно. Где-то на дне Атлантики сказалось повреждение кабеля, которое никак теперь не исправить. Снова неудача!

Пережитое разочарование было ни с чем не сравнимым. Компания, основанная Сайресом Филдом, лопнула, как мыльный пузырь. Пострадали многие люди, рискнувшие своим капиталом. Незадачливому предпринимателю пришлось даже какое-то время скрываться от их гнева. И в течение долгих 7 лет никто больше не заговаривал о новой попытке проложить телеграфную линию по дну океана. К тому же в Америке вскоре началась война между Севером и Югом.

Однако в 1865 году, едва только война окончилась, мир снова услышал о Сайресе Филде. Оказывается, за это время он провел опыты с новым кабелем, более совершенным. Вдобавок ему удалось вновь собрать капитал, заинтересовав новых акционеров. Как ни в чем ни бывало, Филд по-прежнему готов был добиваться намеченной цели.

На этот раз к работам приспособили огромный пароход «Грейт-Истерн», способный без труда поднять на борт весь груз кабеля. 23 июля 1865 он вышел в Атлантику от европейского берега. Но опять-таки почти сразу же начались злоключения.

Уже на следующий день в части кабеля обнаружилась неполадка: железная наружная оболочка контачила с внутренними медными проводами из-за повреждения гуттаперчевого изоляционного слоя. Часть кабеля пришлось вырезать и концы срастить. Позже такая же история повторялась еще несколько раз.

Но все это оказалось лишь досадными мелочами по сравнению с другими невзгодами. Во время штормов кабель несколько раз обрывался и уходил на дно. Его искали, находили, поднимали на поверхность. Но однажды конец кабеля так и не удалось найти. Пришлось и «Грейт-Истерну» ни с чем возвращаться в Англию.

И все-таки удача уже ждала неутомимого, несгибаемого Сайреса Филда. Права на организацию трансатлантического телеграфного сообщения приобрела новая компания. По ее заказу был изготовлен новый кабель, а на «Грейт-Истерн» установили специально сконструированные машины для его укладки. Они были снабжены динамометрами, показывающими силу натяжения кабеля в любой момент. Это позволяло заранее предвидеть возможный обрыв и предотвращать его. 7 июля 1866 года началась очередная попытка. 27 июля уже без всяких приключений «Грейт-Истерн» достиг американского берега. Трансатлантический телеграф заработал!

А дальше — больше. Огромный пароход снова вышел в океан, и вскоре… был обнаружен конец кабеля, потерянного во время предыдущей попытки. Его срастили с новым, и вскоре Европу и Америку соединяли уже сразу две исправные телеграфные линии. Энергия, воля, настойчивость Сайреса Филда, умение увлечь за собой других людей преодолели все преграды.

Все виды наружной рекламы в Ростове-на-Дону.

Comments are closed.